Это было время, когда в мучительной и кровавой ломке старых устоев шло становление новой России. Петр I вел войну со Швецией за выход России к Балтийскому морю. Нужда в железе была острейшая. Необходимо было не только создать собственную металлургическую базу и обеспечить армию оружием, но и найти талантливых, мыслящих по-государственному людей, способных понять и осуществить великие замыслы царя-реформатора. Именно таким человеком стал выходец из тульской оружейной слободы Никита Антюфеев, получивший из рук Петра I фамилию Демидов и ставший одним из активнейших сподвижников государя в его делах по переустройству России. "Хорошо, если бы у тебя было, - сказал однажды Петру I генерал-адмирал граф Апраксин, - человек десятка два таких, каков Демидов". "Я счастливым бы себя почел, - отвечал государь, - если бы имел несколько таких отличных людей".

Демидов Никита Демидович, сын Демида Антуфьева, родился в Туле 26 марта 1656 года. Унаследовав от отца кузнечную мастерскую в Туле, Никита обратил на себя внимание Петра Великого во время одного из проездов его через Тулу. Как произошло самое сближение Петра I с кузнецом Никитой, точно неизвестно, и рассказы об этом, записанные историками, носят отчасти легендарный характер. В 1700 году Никита Антуфьев представил царю шесть ружей, изготовленных им самим. Царь остался доволен работой Демидыча, подарил ему сто рублей, а для расширения дела приказал отвести для Никиты, в 12 верстах от Тулы, в Малиновской засеке несколько десятин земли. Поощренный царем, Никита Демидыч устроил здесь, при устье реки Тулицы, железный завод "о многих молотах" и начал поставлять в пушкарный приказ разные воинские снаряды, взимая с пуда по 12 копеек, в то время как другие заводчики брали за пуд по 25 копеек. В награду за услуги Демидыча по снабжению войска оружием Петр в 1701 году грамотой от 2 января велел отмежевать в собственность Никите лежащие около Тулы стрелецкие земли и предоставить ему исключительное право копать руду в Малиновской засеке и рубить лес для топлива и угля в Щегловской засеке. Литье пушек и ядер и заготовление других воинских снарядов пошло тогда на заводе Никиты еще успешнее.

Испытав по приказанию Петра железную руду, взятую с реки Невьи, или Нейвы, вытекающей из озера Таватуя, Пермской губернии, и впадающей в реку Туру, в Тобольской губернии, и убедившись в прекрасных ее качествах, сметливый Никита Антуфьев обратился в Сибирский приказ с просьбой разрешить ему разрабатывать руду на казенных Невьянских заводах, основанных в 1669 году. Именным указом от 4 марта 1702 года Верхотурские (Невьянские) железные заводы уступлены были Антуфьеву с правом разрабатывать руду по рекам Невье и Тагилу и у Магнитной горы, а также покупать для заводских работ крепостных людей. За такую уступку Невьянских заводов Антуфьев обязался в течение пяти лет уплатить в казну железом сумму потраченную казною на устройство этих заводов, и принял на себя поставку в артиллерию необходимых для нее "военных припасов". Во время войны с Швецией, продолжавшейся двадцать лет (1700-1721), Невьянские заводы снабжали нашу артиллерию разными орудиями, за которые великодушный заводовладелец довольствовался половинной, сравнительно с другими заводчиками, платой. За сравнительно короткий срок отец и сын добились на Урале многого. Невьянский завод, за который они расплатились поставками железа и оружия по низким ценам, вскоре превратился в крупнейшее металлургическое предприятие и давал чугуна и железа иногда в 5-10 раз больше, чем все казенные заводы Урала вместе взятые. Более того, он вышел на первое место в России не только по количеству, но и по качеству выпускаемого металла. А потому в 1713 году правительство, разорвав контракты с другими заводчиками, дало большой заказ Никите Демидову на поставку артиллерийских снарядов, а в 1715 году ему же поручили ставить железо для морского ведомства.

В 1718 году Никита Антуфьев построил Быньтовский завод и, получив от государя земли в Сибири с правом распространять их покупкою, построил и там несколько медно- и чугуноплавильных заводов и заселил отдаленные места до Колыванской округи, где было уже положено начало добывания серебряной руды. Чтобы привлечь на новые заводы рабочие руки, Антуфьев от себя выдавал переселяющимся сюда пособия на первое обзаведение хозяйством. Петр зорко следил за деятельностью предприимчивого туляка, интересовался подробностями устройства новых заводов и неоднократно передавал Демидову отеческие наставления о том, как обходиться с рабочими, и всячески поощрял его. В 1721 году Антуфьев основал медноплавильный Верхне-турский завод и чугуноплавильные заводы: в 1725 году Нижне-Тагильский, а в следующем - Нижне-Лайский. Кроме железных заводов в Туле, Демидов имел два завода в Алексинском уезде Тульской провинции и Ветлужский завод в Костромской губернии. В окрестностях заводов Демидыч добывал железную и медную руду, производил разыскания минеральных богатств в губерниях Пермской и Иркутской, причем в последней добывал гранит и порфир. В 1722 году был построен Нижнелайский молотовый завод, а в 1725 году вступил в строй Нижнетагильский чугуноплавильный и железоделательный завод с самой крупной в Европе доменной печью.

Невьянский чугуноплавильный и железоделательный завод, старейший, металлургический завод региона, один из первенцев уральской доменной металлургии, "дедушка уральских заводов", положивший начало грандиозному демидовскому промышленному комплексу XVIII - начала XX вв. на Урале, с 1920-х - механический завод, крупное предприятие военно-промышленного комплекса.

Завод с самого начала создавался как военное предприятие, призванное снабжать российскую армию и военно-морской флот предметами вооружения. Указами Петра I от 10 мая и 15 июня 1697 правительством поручено верхотурскому воеводе на р.Тагиле и Невье, где "сыскана железная руда", "построить и завесть большой железный завод", чтобы "лить пушки и гранаты и всякое ружье", а также изготавливать железо - связное, прутовое, дощатое, цренное и кровельное. Однако, в связи с неясностью в то время военно-политической обстановки в Западной и Северной Европе, было "велено", до нового указа и присылки мастеров, к постройке не приступать. Указ последовал 23 апреля 1699, первые 40 мастеров и подмастерьев из Москвы прибыли 14 марта 1700. Строительство началось весной 1700, работали крестьяне 15 слобод в количестве 1500 чел., из них 312 конных. Стройкой руководил верхотурский "служилый человек" М.Бибиков, в 1701 его сменил московский, "мастер плотинного и доменного строения" С.Викулин.

К концу 1701 построены: плотина длиной в 101,3 сажени (216,2 м), шириной в 15 (32 м) и высотой в 3 сажени (6,4 м), доменная печь высотой в 13,5 аршин (9,6 м), кричная фабрика с двумя горнами при одном молоте, кузница, амбары, дома и избы для мастеровых и служащих. 15 декабря 1701 получен первый чугун, 8 января 1702 выковано первое железо. Строились вторая домна и вторая кричная фабрика, "вертельня" для сверления орудий. Однако среди строителей выявилось "нерадение", происходили "крамолы, свары и ссоры многие", завод постигли "остановка и поруха", качество построек было неудовлетворительное.

4 марта 1702 недостроенный завод указом Петра I передан "со всем строением и припасами" в частную собственность тульскому заводчику, известному специалисту в области металлургии и оружейного дела Никите Антуфьеву-Демидову с условием, чтобы он работал "про его великого государя артиллерию и всего войска потребы", поставлял воинские припасы по более низким ценам, чем другие заводчики, а также уплатил в рассрочку стоимость возведённых построек. Демидову было "делать ведено пушки, мортиры, фузеи, сабли, тесаки, палаши, копья, латы, шишаки, проволоку, сталь и иные снасти".

Помимо желания быстрее увеличить производство военной продукции, решение о передаче завода было вызвано стремлением Петра I привлечь энергичного Никиту Демидова к перспективному развитию металлургического производства на богатом природными ресурсами Урале, что соответствовало промышленной политике Петра I, направленной на поощрение частного промышленного предпринимательства.

Выявились недостатки в строительстве завода: первая домна оказалась неисправной, в 1703 размыло плотину. Демидову пришлось не только достраивать, но и перестраивать заводские сооружения, чем занялись привезённые из Тулы мастеровые, возглавляемые тульским мастером С.Трегубовым. В 1716 доменную печь перестроил мастер Ф.Казанцев, в 1717 пущена вторая домна.

Рабочие кадры завода формировались за счёт переведённых с тульских заводов мастеров, купленных Демидовыми в центральных губерниях крепостных крестьян, нелегального приёма беглых, пришлых, сходцев, беспаспортных, раскольников, позднее зачисленных ревизиями в подушный оклад. По ходатайству Н.Демидова, указом от 9 января1703, для выполнения вспомогательных работ по заготовке руды, дров, древесного угля и др. припасов, к заводу приписаны государственные крестьяне Аятской и Краснопольской слобод и монастырские крестьяне села Покровского в числе 917 душ мужского пола.

Завод был окружен четырёхугольной бревенчатой крепостью с 7 башнями и 3 воротами. Внутри неё, кроме производственных зданий, находились: господский двор с каменными палатами, заводская контора, кладовые, "людские", церковь и построенная в 1725-1732 каменная колокольня высотой в 27 саженей (57,6 м) с установленными на ней английскими часами-курантами стоимостью в 5 тыс. руб. (все производственные здания и сооружения завода тогда оценивались в 30,2 тыс. руб.), наклонившаяся в сторону (по-видимому, вследствие какой-то ошибки строивших её каменщиком) - знаменитая, сохранившаяся до наших дней "Невьянская башня", окруженная до сих пор множеством тайн, преданий и легенд. За крепостью ("острогом") располагались дома мастеровых и работных людей.
Самый крупный завод в Европе

Невьянский завод сразу же превратился в самый крупный металлургический завод России и сохранял это положение в течение всей первой четверти XVIII в. Уже в первые годы он выплавлял чугуна больше, чем все Тульско-Каширские заводы. Невьянские домны в 1730-х гг. давали в сутки от 220 до 280 пудов чугуна, первая домна могла выплавлять до 400 пудов, они были крупнее, производительнее и экономичнее самых большие английских и лучших шведских домен того времени. В середине XVIII в. "старанием" приказчиков Ф. и Г.Махотиных построена доменная печь высотой в 19 аршин (13,5 м) - "царь-домна", тогда самая большая в мире, имевшая две фурмы для дутья, а не одну, как принято было в то время во всём мире. Поскольку производственные мощности завода не могли справляться с переработкой всего выплавленного чугуна, уже вскоре после основания Невьянского завода вблизи него, в 5 и 7 верстах, построены вспомогательные передельные заводы - Шуралинский (1716) и Быньговский (1718), с 1716 завод стал экспортировать железо в Западную Европу. В 1717 он выплавил 204,5 тыс. пуд чугуна и изготовил 100,2 тыс. пуд кованного железа.

На заводе раньше, чем в Западной Европе, были установлены прокатные станы простейшей конструкции - "плющильные машины". Велась очистка черновой меди, доставлявшейся с Колывано-Воскресенского завода. В 30-40-х гг. XVIII в., кроме предметов вооружения, полосового железа, медных досок, завод изготавливал якоря, косы, молоты, наковальни, отливал колокола весом до 200 пудов и посуду. В 1784 завод имел 4 доменных печи, из них действовала одна; для расковки железа использовались 6 горнов и 3 молота; выделка дощатого железа и медных досок велась под 6 молотами и в 5 горнах; изготовление "уклада" (сыродутной стали) - в 6 горнах и под 2 колотушечными горнами; в якорной фабрике было 4 горна и 3 молота, действовали медеплавильные печи. В заводе насчитывалось 15 "фабрик" (цехов), не считая ручных кузниц, 25 горнов и 16 вододействующих молотов.

В середине XVIII в. на заводе появились, тоже раньше чем в Западной Европе, углевыжигательные печи, в которые садилось сразу по 45 куб. саженей куренных дров с выходом до 220-230 коробов древесного угля. По данным второй ревизии (1747), при заводе числилось крепостных мастеровых и работных людей: купленных заводовладельцами - 1042, положенных в оклад по первой ревизии - 2018, "не помнящих родства" -172, оставленных по указу -158, а всего 3390 душ мужского пола.

Основная продукция

Основную продукцию завода со дня его основания до 1779, на протяжении почти всего XVIII в., составляли артиллерийские орудия, снаряды, якоря, железо для военных ведомств. Уже в 1702 завод получил заказ отлить 400 пушек, 10 мортир, 1000 фузей и по 1000 ядер к каждой пушке. Было изготовлено артиллерийских орудий: в 1703 - 54, 1704 - 34, 1705 - 19, в1706 - 7, а всего за первые пять лет существования завода - 114. Царским указом от 19 января 1705 предписано выплавку пушек на уральских заводах прекратить, но они были обязаны продолжать производство артиллерийских снарядов и железа для военных нужд. С 1702 по 1718 изготовлено на заводе артиллерийских снарядов (бомб, гранат, ядер, картечи) 908,7 тыс. шт. Готовая продукция отвозилась к чусовским пристаням, а весной по р.Чусовой, Каме и Волге сплавлялась в центральные районы страны и в Санкт-Петербург. Только караваном 1706 отправлено 26 пушек, 4 мортиры, 3350 ядер, 7400 бомб, 27400 ручных гранат, 18925 пудов полосового железа. Указом от 5 июля 1718 Демидову предписано "повсягодно" поставлять Адмиралтейству по 47,7 тыс. пуд железа, т.е. почти всю годовую выковку готового железа в 30-40-е гг. XVIII в., причем запрещалось принимать его от других заводов "за негодностью" - из-за более низкого качества. Эпизодически, по особым правительственным заказам, продолжалась отливка артиллерийских орудий и др. военных припасов. Было поставлено Адмиралтейству: в 1721 - 22 пушки, в 1727 - 137, в 1728 - 15 пушек, по заказу 1742 - 413 пушек и ядра к ним, в 1739-1747 - 1744 шт. якорей. (Обязательные поставки с частных заводов отменены Манифестом 21 мая 1779). О росте поставок продукции завода казне и на рынок свидетельствует число судов отправленных заводом в весенних караванах: в 1706 - 7, 1723 -13, 1733 - 37, 1745 - 62. При Никите и Акинфии Никитиче Демидовых Невьянский завод, являвшийся их резиденцией, центром горнозаводской вотчины, пережил период наивысшего расцвета. После смерти в 1745 Акинфия Демидова его владения были разделены между тремя его сыновьями, причём Невьянская часть досталась старшему сыну Прокофию, мало интересовавшемуся заводскими делами, который в 1769 продал все свои заводы, в т.ч. и Невьянский, Савве Яковлевичу Яковлеву (Собакину), в руках потомков которого завод находился до начала XX в.

Cибирские территории

C именем Акинфия связано начало освоения природных богатств Алтайского края. В 1726 году близ озера Колывань он строит свой первый на Алтае медеплавильный завод, а несколько позже при впадении р. Барнаулки в Обь возводит Барнаульский сереброплавильный завод. Позднее из заводского поселка при Барнаульском заводе вырос город Барнаул, основателем которого справедливо считают Акинфия Демидова. При Акинфии Демидове разыскивается медная руда в Томском и Кузнецком уездах. Он проник даже до Алтая, где открыл между реками Обью и Иртышом, близ озера Колывани, Чудскую копь с признаками медной лазури и, исследовав затем руду, построил на реке Белой медноплавильный Колыванско-Воскресенский завод, первый по времени открытия (в 1727 году) в Забайкалье. Открыв новые медные и свинцовые рудники во многих местах Сибири, Демидов, кроме того, основал семнадцать железных и медноплавильных заводов: Верхне-Тагильский и Шуралинский в 1716 году, Нижне-Тагильский в 1725 году, три Шайтанских в 1727, 1733 и 1742 годах, Суксунский и Черно-Источенский в 1729 году, Барнаульский в 1730 году, Ревдинский в 1734 году, Бымовский в 1736 году, Шаквинский в 1740 году, Верхнелайский и Висимо-Шайтанский в 1741 году, Ашабский, Висимо-Уткинский и Рождественский в 1745 году. Медь и железо на этих заводах переделывались в посуду, инструменты, машины и пр. или же в неочищенном виде отправлялись из одного завода на другой и в особенности по Иртышу и Оби в Невьянские заводы. В знаменитых алтайских рудниках, обязанных своим открытием Акинфию Демидову, в 1736 году отысканы были в Змеиных горах богатейшие по содержанию золота и серебра руды, самородное серебро и роговая серебряная руда.

Открывая новые заводы, Демидовы вместе с тем расширяли производство своих прежних заводов и вообще свои торговые обороты, и, между прочим, в 1721 году, значительно понизив против других подрядчиков цены, он принял на себя поставку в Петербургское адмиралтейство корабельного леса из Казанской губернии. Нуждаясь в рабочих руках, Демидов, вопреки строгим запрещениям Берг-Коллегии, переманивал к себе из казенных заводов лучших рабочих, принимал шведских пленных, знавших чугуноплавильное дело, и укрывал мастеровых и крестьян, бегавших с казенных земель, а медную руду, в которой иногда чувствовался недостаток на заводах, копал без дозволения правительства во многих местах, между прочим, и близ Уткинской слободы.

Уже к середине XVIII века Демидовы имели свыше 30 заводов, более половины которых построил Акинфий. Ему одному принадлежали 25 заводов, из которых 22 находились в Центральной России и на Урале, где его трудами и трудами его отца была создана мощная горнопромышленная империя и заложен фундамент тех несметных богатств, которые позволили их потомкам не только принимать весомое участие в развитии отечественной металлургии, науки и культуры, но и в течение почти двух столетий оказывать заметное влияние на экономическое и культурное взаимодействие России и Западной Европы.

Демидовых справедливо считают одними из основоположников горнометаллургической промышленности России, и в этом нет преувеличения. Построенные ими заводы уже в первой половине XVIII века давали продукции в четыре раза больше, чем казенные. Более того, благодаря Демидовым, уже в 30-х годах XVIII столетия Россия по масштабам производства железа обогнала индустриальную Англию и прочно заняла первое место в мире, удерживая это первенство до конца XVIII века.

Постепенно огромный промышленный комплекс дробился, в связи с разделением наследства. последующие поколения, не являясь заинтересованными в промышленном развитии заводов, продавали их другим владельцам или назначали управляющих. Все это привело к тому, что как такового развития промышленного комплекса не происходило. Заводы не увеличивали свое производство. В таком состоянии они сохранились до 1918, когда все они были национализированы.